Православие может быть разным
Вы находитесь здесь:
Об Иуде

Об Иуде

Как Иуда понят в исторической библеистике? Точнее сказать – в историческом амплуа. Это — прежде всего — предатель. Евангелисты пишут о нём уже предубеждённо. В первом же перечне Матфея, который пишет о нём в 10 главе, Христос призвал учеников, а в перечне апостолов пишет: «… и Иуда, который и предал Его». Заранее уже известно и он очернён.

Каждый евангелист, так или иначе, называет его предателем. Иоанн более всех поднаторел в этом и он сказал, что тот носил с собой бардачок с пожертвованиями и что он был вор.

Можем ли мы так относиться к нему? Конечно же — нет. Это всё полнейшая ерунда, потому что к нам она почти не относится. Если мы скажем, что Иуда жадный и продал Христа, а я не жадный, значит я не предатель, значит, я не сделаю так, как сделал Иуда. Богословие Иуды здесь зашло в тупик. Надо его трактовать так, чтобы он был наш брат, чтобы он был один из двенадцати, и не был непригодным в Евангелии. Скажут: «зачем он дан как козёл отпущения?». Это очень примитивно, неправильно. Мы не можем понимать человека так просто, просто через одну страсть.

Искариот – казначей братства. Сам Иисус знал, что он был вороват. Как же Он мог назначить его казначеем? Это значит – заставить стеречь козла капусту. Это неправильный поступок Иисуса. Значит, он не был жадным, он не воровал. Зачем Иисус назначает Иуду казначеем?. Возможно, он лучше других апостолов подходил для этого. Сам Он говорит «не введи нас в искушение». Разве Сам он подсунет бардачок тому, кто склонен к воровству? Назначение Иуды на бардачок означает, что он не вор, означает, что Иоанн не прав. Оклеветал. Почему? Потому что он писал через 50 лет после описанных событий. Образ обидевшего Учителя очень сконцентрировался, сжался.

Являлся ли Иуда жадиной? Сюжет с драгоценным миром, 300 динариев и т.д. Иуда сказал, что миро можно было продать и раздать деньги нищим. Реакция апостола Иоанна: «а это он говорил потому что он был вор». Неправильная реакция. Во-первых, по Марку и Мф, в этом эпизоде Мк и Мф поддержали остальные апостолы. Иоанн имел дар особой чувствительности к Христу, он чувствовал, что так надо. Остальные рассуждали по-другому: «какой смысл разливать миро, если мы не можем позволить себе сёмгу скушать?» (у учеников даже на хлеб не всегда были деньги).

Конечно Христос объясняет зачем, но реакция Иуды естественна, он как казначей заботится о казне. Заметьте, Иуду поддержали остальные апостолы – это означает, что Иуда не хуже всех. И эта реакция была совершенно нормальной, а не реакция вора, желающего украсть какие-то проценты от суммы.

И предложили ему 30 серебренников. Это чья сумма? Это не его сумма. Иуда приходит предавать Христа без плана на деньги: «сколько вы мне дадите, и я вам Его предам?». Они отвечают: «30 серебренников». Иуда: «Да, я согласен». Он не торгуется, он не подошёл со своей суммой, со своими условиями. Поэтому цель продажи Христа была – не 30 серебренников», он – не жадный человек – это ложь. Он бросает деньги, идёт и вешается. Может быть не самый честный, но он был достаточно честный, чтобы ему можно было доверить деньги.

Теперь о доверии Христа к Иуде. Помните в тайной вечери Он сказал: «то, что делаешь, делай быстрее»? Иуда встал и вышел. Иуда вышел, а все подумали, что Христос послал его за чем-то. Т.е. Христос ему доверял. Если ты жадный человек и у тебя кубышка, зачем тебе предавать Учителя, у тебя же кубышка уйдёт, ты перестанешь быть казначеем. Зачем предавать ради денег? Златоуст не понял Иуду. Точнее так:Златоуст совершенно правильно понял, но он допустил пастырскую упрощённость – его коллеги, его окружение было наверное жаднючее, и он решил использовать образ Иуды, как яркий образец вреда жадности.

Но Церковь взрослеет, отделывается от плохих толкований об Иуде-плохише. Христос говорит, что «Я соблюл всех, которых ты мне дал, кроме сына погибели…». Т.е. Отец Ему дал, а в другом месте Он говорит: «не вы Меня избрали, а Я вас избрал». Поэтому самое членство Иуды среди двенадцати – это не результат его пробивного характера, это прямой выбор Иисуса. Толи опрометчивость пастыреначальника-Христа (это допустить сложно, поскольку Он с самого начала знал, что Его предадут).

Слова «Согрешил я, предав вам кровь неповинную». У меня ассоциация с кровью Авеля – аллюзия на Авеля.

Этот секарий-Иуда воспринимал Иисуса узко, как и другие апостолы – как владыку и завоевателя. Мы все воспринимаем Христа узко. Кто-то готов предать Христа за то, что Он милует грешников, кто-то – за то, что милует блудницу и т.д. А если наша узкая мерка оказывается удовлетворённой, то шаг в лево, шаг в право и оказывается, мы готовы предать Христа… Поэтому Иуда совершенно законно взят в число двенадцати, чтобы показать природу избранных людей, природу лучших. Иуда – не сливная труба для наших негативных эмоций. Пётр предал и покаялся; у кого-то не было возможности предать, он просто сбежал; кому-то не пришлось предавать, как Иоанну Богослову. Слава Богу, что наша узость подходит под Его Лик.

Ещё один момент. У Иоанна есть такой момент: возлежит Иоанн на груди, Пётр сидит рядом и Христос произносит: «Один из вас предаст Меня». Все спрашивают: «не я ли, Господи?». Евангелист подчёркивает, что и Иуда спрашивает: «не я ли, Господи?».

Христос сказал: «Тот, кто омочит со Мною хлеб в солило». Я читал у одного библеиста, что этот ответ Христа не является ответом, указующим на конкретного предателя. Т.е. Христос, наверное, подавал хлеб всем. Он отказался от ответа. Это толкование натянуто, но правильно. В тексте нет того, что Он всем подавал, это можно предположить.

Но в пользу правоты этого мнения говорит: а) нет реакции апостолов против Иуды; б) нет понимания апостолов, что Иуда выделен негативно своим уходом – он выделен позитивно (пошёл купить хлеба). Даже у горячего Петра, не только у спокойного Иоанна обычная реакция на уход Иуды – он уходит, а они даже не понимают, что он негативно отделён. Поэтому ответ Христа: «Ядущий со мною…» уклончив.

Момент предательства. Слова Иуды: «Радуйся, равви» понимаются нами как циничные. Иуда как бы понимается как бессердечный человек, но Иуда указывал ночью, поэтому необходим был какой-то знак. «Радуйся, равви» — не было чем-то особым, это было в то время как «здравствуй». Поцелуй Иуды тоже не был особенным. Люди раньше обнимались, целовались, были как дети.

Протоиерей Вячеслав Рубский. Вопросы библеистики.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии