Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Епископ Пантелеимон: Лучший критерий эффективности – это совесть

Епископ Пантелеимон: Лучший критерий эффективности – это совесть

Москва, 6 марта 2018 г.

    

5 марта в Москве состоялась XIV ежегодная конференция «Благотворительность в России». Организатор – газета «Ведомости» – собрала для обмена мнениями руководителей ведущих некоммерческих организаций социальной направленности, представителей крупнейших частных фондов, органов власти и грантооператоров. На пленарном заседании участники обсуждали критерии оценки эффективности деятельности организаций, которые занимаются благотворительностью и социальной работой, сообщает Диакония.ru.

«Конечно, оценка благотворительной деятельности возможна, но нужно помнить, что нельзя измерить добро, любовь, сострадание, – открывая пленарное заседание, отметил председатель Синодального отдела по благотворительности, руководитель православной службы помощи «Милосердие» епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон. – Поэтому лучшим критерием эффективности и правильности нашей работы является, прежде всего, наша совесть. Также нужно учитывать, что невозможно выработать единые критерии для некоммерческих организаций, которые занимаются различными видами социальной работы в различных условиях».

Епископ Пантелеимон подчеркнул, что православная служба помощи «Милосердие» регулярно публикует отчеты о своей работе и разрабатывает механизмы повышения эффективности своей деятельности.

Модератор дискуссии, президент фонда поддержки слепоглухих «Со-Единение» Дмитрий Поликанов попросил епископа Пантелеимона рассказать об особенностях работы православной некоммерческой организации и оценки ее эффективности на примере православной службы помощи «Милосердие».

«Начнем с того, что ситуацию каждого нашего подопечного мы оцениваем индивидуально, это позволяет определить, какая именно помощь ему требуется, это позволяет оказать ее в том объеме, в котором это необходимо. У нас есть много направлений помощи, между ними налажено взаимодействие, и это позволяет решать сразу несколько проблем обратившегося к нам человека, – рассказал собравшимся епископ Пантелеимон. – Кроме того, наши сотрудники воспринимают свою деятельность не как работу, а как служение, а помощь людям – не как подвиг, а как нечто само собой разумеющееся. Таким образом, за все, что они делают, они отвечают, прежде всего, перед Богом и перед собственной совестью».

При этом для оценки эффективности работы применяются и объективные критерии: помимо подсчета качества, объемов оказанной помощи, количества людей, получивших помощь, и средств, на нее затраченных, в службе «Милосердие» обращают внимание на количество добровольцев, которых удалось привлечь к социальному служению.

«У нас нет цели найти одного или нескольких состоятельных людей, которые полностью взяли бы на себя финансирование наших проектов, мы стараемся привлечь как можно больше людей к сочувствию, к состраданию тем, кто нуждается в помощи, помочь людям научиться любить и сострадать», – подчеркнул епископ Пантелеимон.

Еще новость:  В Одесской епархии ограблен и осквернен очередной православный храм

В православной службе помощи «Милосердие» действует одна из крупнейших в Москве служб добровольцев, объединяющих более 1500 человек. Они оказывают помощь инвалидам, пожилым одиноким людям, сиротам, малообеспеченным семьям, бездомным, пациентам больниц. Кроме того, службу «Милосердие» поддерживают Друзья милосердия (ГИПЕРССЫЛКА) – их более 14 тысяч человек, которые ежемесячно перечисляют в пользу службы «Милосердие» часть своего дохода.

В том случае, если некоммерческая организация получает средства из федерального бюджета, проверку и оценку ее деятельности может проводить Счетная палата. В ходе проверки сотрудники Счетной палаты руководствуются нормами законодательства, и, в первую очередь, соглашением, заключенным с каждой некоммерческой организацией отдельно – без этого провести оценку эффективности ее деятельности корректно невозможно. О проверке двух организаций, работающих в социальной сфере и получивших государственные субсидии, рассказала помощник председателя Счетной палаты РФ Валентина Широкова.

«В ходе нашей проверки выяснилось, что в одной организации непосредственно на благотворительность уходит только 25% [выделенной суммы – прим. ред.], а все остальное – на содержание помещений, оборудование, зарплату, а в другой организации картина обратная. Но на основании этой информации сложно сделать вывод, насколько хорошо или плохо работает та или иная организация, – подчеркнула Валентина Широкова. – Потому что структура издержек в той или иной благотворительной организации на том или ином этапе работы может быть разная. Например, если мы хотим организовать приют для бездомных, нужно арендовать здание, подготовить людей и так далее, то есть, на первом этапе такие издержки будут превалировать. Поэтому при проверке мы в Счетной Палате руководствуемся, прежде всего, тем, что закреплено в соглашении [с конкретной НКО – прим. ред.]».

Участники конференции призвали некоммерческие организации к открытости. Благодаря готовности НКО публиковать данные о своей деятельности повышается уровень доверия общества к благотворительным организациям в целом, потому что жертвователи видят, что их средства расходуются именно на те цели, которые декларируются организациями, отмечалось на пленарном заседании.

Советник генерального директора Фонда президентских грантов Игорь Соболев считает, что публичное информирование о механизмах работы и результатах деятельности НКО впоследствии поможет выявить наиболее эффективные методики работы. Такой массив данных собирается в Фонде президентских грантов.

Еще новость:  Жители России выступают за равноправие в семье – опрос

«Каждый платеж НКО фиксируется в общей системе, мы со временем получим серьезный массив сопоставимых оценок стоимости тех или иных мероприятий, тех или иных подходов, методик решения социальных проблем, которые можно будет сравнивать между собой с точки зрения их эффективности, соотношения затрат и результатов», — пояснил Игорь Соболев.

По его словам, Фонд президентских грантов рассматривает возможность заложить в сумму грантов средства на проведение внешней оценки эффективности социального проекта на этапе его завершения.

Впрочем, не все НКО готовы признать важность проведения независимой оценки. По наблюдениям председателя комитета общественных связей Москвы Александры Александровой, для многих НКО этап оценки является неприятным и они неосознанно ей сопротивляются.

«Оценка благотворительности очень нужна – именно она помогает людям понять, в какую организацию они могут вложить свои средства, кому могут предложить помощь, куда отнести вещи. Потому что люди должны понимать, в какую организацию вложить свои средства, свою помощь, куда отнести вещи, – ведь так будет эффективнее, подчеркнула Александра Александрова. – По статистике, 80% москвичей за последние 2 года так или иначе помогали чужим людям в той или иной форме. Это значит, что помогающее поведение в городе социально одобряемо. При этом это же исследование показало обратную тенденцию – очень мало людей в Москве знают общественные организации и фонды. Только 20% осознанно выбирают организации, помогают им, перечисляют деньги. Мы как государство пытаемся формировать культуру помогающего поведения, но решать эту задачу мы должны вместе с НКО».

Интересные исследования фокус-групп были проведены Агентством социальной информации. По словам директора агентства Елены Тополевой, жертвователи мало интересуются тем, представлен ли на сайте НКО отчет о ее деятельности.

«Наша задача – воспитывать не только грамотных получателей средств, но и эффективных жертвователей. Чтобы человек интересовался отчетами организаций, изучал их, прежде чем принимать решение о том, жертвовать или нет», – считает Елена Тополева.

Директор департамента стратегического развития и инноваций Министерства экономического развития Артем Шадрин отметил, что Министерство заинтересовано в том, чтобы органы государственной власти, особенно на местах, выстраивали эффективную систему поддержки деятельности некоммерческих организаций и использовали их потенциал для решения социальных задач. Для этого разрабатываются методические рекомендации по проведению конкурсных процедур по выделению субсидий для НКО, развитию информационной поддержки, добровольчества, а также по проведению оценки эффективности проектов. Артем Шадрин подчеркнул, что основной задачей любой оценки является не поиск нарушений, а повышение эффективности и выявление наиболее результативных управленческих механизмов реализации проектов. Также Артем Шадрин предостерег НКО от «ложного» повышения эффективности за счет сокращения издержек, в частности, зарплатного фонда.

Еще новость:  Конференция «Бизнес и культурные проекты: тенденции, вызовы и перспективы»

«Повышать эффективность за счет минимизации издержек, в том числе урезания зарплат – не самый лучший способ. Потому что если мы хотим привлечь квалифицированных специалистов, мы должны обеспечить им достойную зарплату», – уверен Артем Шадрин.

С его мнением согласилась Валентина Широкова. «135-й федеральный закон [«О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» – прим. ред.] гласит, что на зарплаты нельзя выделять более 20% полученных средств. Но зарплаты специалистов, непосредственно оказывающих благотворительную помощь, не входят в эти 20%, поэтому вы можете увеличить их настолько, насколько позволяют ваши ресурсы», – поясняла помощник председателя Счетной палаты РФ.

С проблемами оценки эффективности сталкиваются и фонды, не получающие средства из внешних источников. Семейный благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко вырабатывал критерии для такой оценки и проводил ее своими силами, со временем руководство пришло к выводу, что такой подход не всегда бывает эффективным.

«Частный, семейный фонд отличается от других тем, что в нем очень короткая цепочка принятия решений. С одной стороны это хорошо, потому что можно пробовать новые решения, поднимать новые темы, но есть и риски – без качественной оценки можно не только не помочь, но даже сделать хуже для тех, кому мы помогаем, – отметила председатель наблюдательного совета благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко Ксения Франк. – Поэтому мы стали привлекать к оценкам внешних экспертов, а также пришли к выводу, что на создание качественной системы оценки нужно выделять средства и закладывать их в бюджет каждого проекта».

Подводя итоги, участники пленарного заседания согласились с тем, что оценка эффективности деятельности НКО необходима, но к выработке критериев для оценки каждого проекта нужно подходить индивидуально и приглашать к участию в оценке профильных экспертов в сфере деятельности конкретной организации.

Источник: www.pravoslavie.ru

%d такие блоггеры, как: